Последние комментарии

  • Анатолий налётов
    Шёл дождь и два еврея, Один в пальто, другой в кино.  Но оба в тренде быть сумеют  Назло нам, гоям, всё равно!Пора валить из этой страны.
  • Вячеслав Пронин
    "... российско-американский историк, ... Юрий Фельштинский..."////// Обычный провокатор зарабатывающий себе на жизнь ...Трамп сдает Путину власть над Украиной - американский историк
  • Дмитрий Соловьев
    "Вы таки представьте – всем советским диссидентам, которые бежали из Империи Зла в благословенный Израиль, предлагали...Пора валить из этой страны.

Только Россия. Только домой

Это началось весной. Какая-то учительница записала видео, в котором обратилась к новоизбранному президенту признать выбор Донбасса и объявить амнистию всем военным. «Дура какая-то», – подумали дончане хором. Но девушку показали по российским каналам, и в республиках начался флешмоб «Зеленский, признай выбор Донбсса!

».

Казалось бы, мирная инициатива, а возмутила подавляющее большинство дончан и, в первую очередь, военных.

Совершенно непонятна конечная цель этого мероприятия. Что значит – Зеленский, признай, и уже «три тысячи дончан выложили видео с призывом»? А в феврале 2014, разгоняя поезда дружбы, мы разве не дали понять, что тоже имеем право выбирать, с кем нам дальше по дороге? А в марте на многотысячных митингах, которые в отличие от майдана не были проплачены, разве не показали, что у нас тут все однозначно? А 11 мая 2014 разве мы все это документально не подтвердили?

Но вместо признания и договоренностей (а я напомню, в то время речь шла исключительно о федерализации) мы получили пять лет войны. Это ли не ответ всем участникам флешмоба?

Чем еще флешмоб возмутил Донбасс?

Во-первых, и самое главное, это амнистия нашим военным. Открываем википедию, читаем:

Амнистия (с греческого — забвение, прощение) — мера, применяемая по решению органа государственной власти к лицам, совершившим преступления, сущность которой заключается в полном или частичном освобождении от наказания, замене наказания на более мягкое или в прекращении уголовного преследования.

Амнистия отличается от помилования тем, что распространяется не на отдельных индивидуально определённых лиц, а на целые категории преступников, установленные родовыми признаками: женщин, несовершеннолетних, осуждённых к небольшим срокам наказания и т. д.

И где тут про наших военных? Это они-то преступники? Уголовники? Это их надо освободить от наказания?

В порядке бреда, представим, что Зе согласился. И как это будет происходить? Выступит по телеку с заявлением, где со своей фирменной клоунской рожей, улыбкой и хриплым голосом скажет примерно следующее:

– Ох и натворили вы делов, быдлята донецкие. Как разгребать будем, террористы москальские? Ну, ничего. Восстановите сами. Главное, что вы осознали, повинились. А я добрый, я вам не Порошенко. Так и быть – прощаю.

И потом новостной сюжет – Зеленский вызвал к себе командиров «террористов». Среднестатистический чиновничий кабинет на той стороне Донбасса. Приехать в Донецк новый президент пока не рискует. Полированный стол, мягкие стулья, на стене жовтоблакытный флаг и портрет Бандеры. С военных содраны погоны и символика ДНР. Боевые командиры стоят понурясь, ковыряя носком берцев старый облущенный паркет. Зеленский, на голову ниже каждого, но смотрит свысока:

– Дааааа… Натворили вы тут…

– Владимир Александрович, война ж была, вы сами все понимаете. Мы ж не знали, что мы преступление совершаем. Прощенья просим, что не дали вам разбомбить наши города, что не дали глумиться над нашими стариками, женщинами, детьми. Теперь-то чего уж? Теперь понимаем.

– Ну, сами понимаете, вас амнистировать не могу. Кому десяточку, кому пожизненное, как наш справедливый суд решит.

– Да мы понимаем, отсидим, чего уж. Главное, что вы, Владимир Александрович, признали выбор Донбасса, что амнистировали наших, что больше не стреляют. Спасибо вам за доброту вашу.

– Ну, давайте, кругом! Пока в тюрьму. А у меня дела.

Командование ДНР, понурясь, выходит. Последнего Зеленский по-отечески хлопает по плечу…

Вы об этом просите? Это, по-вашему то, что заслужили наши военные, шестой год защищая всех нас, в том числе, и флешмобщиков? Что говорят военные разных званий и должностей – лучше организаторам не знать. Я бы процитировала, но там сплошная ненормативная лексика.

Этот флешмоб лишает наших военных самого главного – Победы.

Ни о какой амнистии не может быть и речи. Они заслужили гордость, уважение, восхищение и цветы на танки. Военные заслужили пройти победным маршем минимум по Днепру, максимум до Киева. А чтоб внукам нашим не расхлебывать (как оказалось, Бандера живуч), чтоб наверняка, так лучше до польской границы.

Во-вторых, какое нам уже дело, признает Зеленский выбор Донбасса, или нет? Это как развестись после скандалов и мордобоев, а через пять лет замучить бывшего звонками – Ну признайся, признайся – мы же не из-за мордобоя тогда развелись?

Какая разница признает или нет? Анекдот есть такой:

Доктор:

— Больной перед смертью потел?

Сестра:

— Потел.

Доктор:

— О-о-о-очень хорошо.

Какая разница, потел ли перед смертью больной, если мы разные государства уже пять лет? Два раза в чужой стране прошли выборы без участия Донбасса. Для чего нам их признание? Какие-то практические цели есть? Напомнить о Минских? Да кому они, по большому счету, уже нужны? Украина их соблюдала месяца два? Три? Все пункты нарушаются Украиной вот уже в течение пяти лет. Минские были актуальны первый год с момента подписания. Тогда можно было говорить о федерализации. Собственно, федерализацию Донбасс и требовал изначально. А сейчас – уже слишком много крови пролито, все точки невозврата пройдены. Только Россия. Только домой. Выросли мы из Минска как из коротких штанишек.

Вот одно из многочисленных мнений. Дончанин, блогер, всю войну не покидал Донецк:

«Флешмоб #зеленскийпризнайвыбор, это когда твоих детей 5 лет насилует сосед-педофил, а тебе говорят: «это не то, что ты подумал, это такой хитрый план, мы заставим его потом сдаться полиции».

А для тех, у кого короткая память, на фото настоящий ВЫБОР ДОНБАССА. А если кому-то из поддерживающих флешмоб очень хочется, так у нас граница не на замке – то, куда вы так пытаетесь вогнать народ, задолбаный ежедневными обстрелами, на расстоянии 40 км от центра Донецка».

В-третьих, еще один аргумент за этот флешмоб – «да мы готовы хоть чучелком, хоть тушкой, лишь бы обстрелы прекратились. А кто против флешмобов, тот пусть поживет пару дней на Трудовских, прочувствует на себе всю «прелесть» обстрелов, а вот тогда поговорим».

Что хочу сказать по этому поводу. Против этого флешмоба даже те, которые под обстрелами сидят. У них одна мечта на всех – чтобы наши наконец-то начали отвечать.

Еще перед выборами президента Украины весной этого года кто-то озвучил мнение, что, если к власти придет Порошенко, то положение в Донбассе резко ухудшится. Если победит Зеленский, то какое-то время в Донбассе будет тихо – «пока он разберется, что к чему, да и начинать правление с крови не станет».

Время показало – все произошло с точностью до наоборот. С приходом Зеленского Донбасс расстреливают с интенсивностью 2014 года. И, кстати, усердие в обстрелах украинская армия начала проявлять как раз после первых выпусков флешмобов. Совпадение? Не думаю.

Даже если задумывалось как благое дело, то вам, нам, уже ответили бодрыми не прекращающимися обстрелами, запрещенными минскими. Мы им в порядке доброй воли четверых пленных, они нам в этот же день обстрел Трудовских со скоростью 54 мины в час. Мы им новый выпуск флешмоба, они нам мину в детскую спальню. Мы им еще один выпуск флешмоба – они нам обстрел церкви в Коминтерново. А мы им опять флешмоб! А они нам на два дома уменьшили Зайцево.

Генпрокурор Украины Юрий Луценко откровенно пишет в твиттере – добро пожаловать в Украину. Браслеты давно заждались! Но даже на это мы отвечаем новой записью флешмоба!

Есть еще один, самый основной минус в этих мероприятиях. Несмотря на то, что по уровню глупости это действие стоит в одном ряду с выдачей паспорта ДНР Джигурде, его все равно продолжают продвигать на всех уровнях.

Я понимаю, не ошибается тот, кто ничего не делает. Но упорно продолжать гнуть глупость, втягивая в нее все более и более высокопоставленных лиц – это уже и вредительством назвать можно. Ведь даже если на самом высоком уровне говорить «это сахар» во рту слаще не станет. Это только разъединяет власть и людей. А это не в интересах республик.

Ульяна Величко

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх